Mrs. Spooky (nari_gordon) wrote,
Mrs. Spooky
nari_gordon

Сны о чем-то большем, гл 1

Название: Сны о чем-то большем
Автор: Nari
Бета и муза: Нари
Рейтинг: RG-13
Пейринг: Гарри Поттер и все остальные
Жанр: драма
Саммари: Когда человек возвращается к себе.
Дисклеймер: Мир Гарри Поттера и все герои книг о нем принадлежат Дж.К. Роулинг.
Комментарии: Стихотворные вставки любезно предоставлены БГ.
Статус: в работе

Часть 1. Джон Доу*

* «Джон Доу» фильм Зака Пенна.
Джон Доу – парень с серьезнейшими сбоями в памяти. Естественно, он пытается восстановить свою прошлую жизнь, собирая ее буквально по кусочкам. В процессе восстановления прошлого он обнаруживает в себе сверхчеловеческие возможности. Они ему приходятся как нельзя более кстати, когда ему приходится спасаться от безжалостного убийцы, который как раз все знает о его прошлой жизни.
А также устаревший термин в судебном процессе (англосаксонское право), использовавшийся в ситуации, когда настоящий ответчик неизвестен или анонимен.
В настоящее время часто используется в англоязычных СМИ для обозначения анонимного или малозначимого персонажа.




Кто говорит со мной;
Кто говорит со мной здесь?
Радости тем, кто ищет; мужества тем, кто спит.
Тринадцать дней в сторону полной луны.
Я думал, что это мне снится,
Что же, здравствуйте, сны;
По-моему, я знаю, зачем вы пришли ко мне.


Неярко освещенная комната. Бормочущий телевизор. Кресло, в котором сидит мужчина. Тонкие пальцы лениво перебирают кнопки пульта.
Щелк… новости. Щелк… реклама. Щелк… на экране рыжеволосая женщина пробирается сквозь чащу леса… Щелк… Щелк.
Мужчина устало трет лоб. Пятый час ночи. Через каких-нибудь два часа прозвенит будильник, а он еще не ложился. Спать… спать – это значит видеть сны. Эти сны, они такие… нет, они не наполнены кошмарами, но мужчина чувствует себя опустошенным после них. Самое мучительное, что он не понимает, откуда взялись эти сны и что они означают.
Образы в этих снах расплывчаты и рваны. Зеленый свет. Рыжие волосы над неясным лицом. Непонятно даже, мужчина это или женщина. Ощущение полета. Черная собака. Книги, много, много книг. Изменяющиеся, как по волшебству, предметы. Каменные коридоры, бесконечные и полутемные. Больше всего мужчину страшат эти коридоры. Выбраться… вырваться, найти дверь и выйти из этих каменных кишок.
Но нет, похоже, ему суждено вечно бродить по ним.
Мужчина вспоминает свой последний сон.
Стена, у которой стоит старик с длинной белоснежной бородой, в странной одежде. Он стоит как будто из последних сил. Мягкий голос.
«Северус… пожалуйста…»

Северус… Что за дурацкое имя.

Поискать что ли в интернете. Гугль найдет все, не так ли?

Будущий римский император Септимий Северус родился в Лептисе в 146 году н.э. Он возвысился с помощью армии, регулярно громил своих противников, таких как: Пертинакс, Дидиус Юлтанус, Пескниус Альбинус. Итог его воинственных дел: в 193 году н.э. он стал римским императором. В 199 году, находясь в Египте, осуществил реставрацию огромной скульптуры фараона Мемнона, о которой никто не упоминал в то время.

Мда, уж чего-чего, а на гордого римлянина бородатый старик никак не походил. Скорее уж на сказочного мага, совсем как в детской книжке с картинками, по которой он учился читать.
Как давно это было. Пятнадцать лет назад? Шестнадцать? Нет, пожалуй, все-таки пятнадцать.
Мужчина откинулся на спинку компьютерного стула. Его память не сохранила ничего о первых примерно 17 годах жизни. Ни-че-го. Как будто их и не было до той самой аварии, которая и унесла с собой все воспоминания.
Врачи починили его тело, пластическая операция надежно скрыла шрамы на лице, его заново научили читать, писать, пользоваться бытовой техникой, но вот вернуть память никаким специалистам оказалось не под силу.
Он опустил голову на руки. Иногда ему бывало интересно, как его звали на самом деле?
Пока он лежал в клинике, ему зачитывали список имен, в надежде на то, что какое-то отзовется в его покалеченной памяти. Безрезультатно.
Он усмехнулся, вспомнив отчаянное молоденькой медсестры:
– Сэр, ну нам же надо вас как-то называть!
Тогда он ткнул пальцем в телевизор, стоявший в палате.
– Джон Доу будет не слишком сложно?
– Джон? – Медсестричка наморщила нос. – Вам не идет это имя.
– А какое же мне пойдет, по-вашему? – Ему стало любопытно.
– Ну, Джулиан или Вэйн.
Он примерил оба имени на себя.
– Вэйн? Ну, пусть будет Вэйн. Хотя от Джона тоже не откажусь.

Гитара. А он и не заметил, как пересек комнату и взял ее в руки. Инструмент отозвался пробуждающейся трелью.

Мальчик, похожий на мага, слепой, как стрела,
Девственность неба разрушивший взмахом крыла.

Он резко оборвал песню. Почему эти слова на чужом языке так будоражат его? Он никогда особо не любил сказки, ему никогда не снились крылья. Но ведь ты летал во сне, летал, услужливо подсказал разум. Летал.
Мужчина резко вскинул голову и посмотрел на часы. Однако время не стоит на месте. Пора на работу. Заглянуть в ванную, принять прохладный душ, надеть линзы, выкинуть очередную, так и не вскрытую ампулу, заварить крепчайший кофе, чтобы окончательно взбодриться, одеться на скорую руку, сесть в машину и вырулить на шоссе, ведущее в Лондон.
Не глядя ткнуть пальцем в проигрыватель. Что там сегодня выпадет? Ему нравилась эта игра-гадание, главное – правильно сформулировать вопрос.
«Что я потерял? Что я найду?»

Of Lancelot du Lake
tell i no more
But this by leave
these ermytes seven.
But still Kynge Arthur
lieth there, and Quene Guenever,
As I you newyn.


Почему-то упоминание Артура и Джиневры вызывает необъяснимое, щемящее тепло в груди. На мгновение.

***

Несмотря на пробки, до работы он добирается почти на 40 минут раньше.
– Привет, Вэйн! Алекс. Новенький. Сегодня его второе дежурство. Посмотрим, на сколько его хватит.
– Привет.
Ты улыбаешься,
Наверное, ты хочешь пить.
Я наблюдаю,
Я ничего не хочу говорить.
Я змея,
Я сохраняю покой.
Сядь ко мне ближе, ты
Узнаешь, кто я такой.


Алекс ухмыляется.
– По чашечке кофе?
– Нет, спасибо, я лучше сока.
– Опять тыквенный? Тебя от него еще не тошнит?
Вэйн пожимает плечами.
– А я таки выпью кофейку. Кстати, Дэйв просил тебя зайти.
– Я в курсе.
Алекс подошел к нему поближе и присел на край стола.
– Кстати, какие у тебя планы на вечер?
– Пока никаких, а что?
– Да ничего, я подумал, может быть, мы могли бы сходить куда-нибудь, выпить, например, или еще что.
Вэйн внутренне усмехнулся. Наивный мальчик.
– Извини, Алекс. Я не пью.
– Странный ты, Вэйн. Не куришь, не пьешь, наркотиками не балуешься, живешь монахом.
– И что ты еще почерпнул из отчетов? – Голос звучал холодновато.
– Что ты без труда говоришь на 4 или 5 языках, интересуешься физикой высоких энергий, разбираешься в химии и фармакологии, играешь на гитаре, у тебя неплохой голос, твой любимый сериал – «Секретные материалы», ты не любишь зеленый цвет и в твоем доме никогда не бывает темно.
– Ты забыл упомянуть, что у меня интернет-аддикция, аллергия на к р ы с, что я ношу цветные линзы, сплю в красной пижаме, читаю в постели, ем перед компьютером и не занимаюсь мастурбацией.
Алекс заерзал, продолжая широко улыбаться.
– А… – договорить он не успел.
Вэйн наклонился к его уху и почти прошипел:
– А еще я копаюсь в мозгах разных ублюдков, вытаскиваю их секреты, их страхи, их желания. А потом засовываю все это обратно, многократно увеличив и исказив. Я устраиваю месячник ужасов в кинотеатре их сознания. И получаю за это деньги.
Его собеседник нервно сглотнул и отодвинулся.

Вэйн зашел в кабинет начальника отдела. Дэйв Скиттерс, плотный коротышка с плоским лицом, сидел за столом и перебирал бумаги. В комнате немилосердно накурено, но Скиттерс будто и не замечает окутавших его клубов сизого дыма.

Дай руки; я покажу тебе,
Как живое дерево станет пеплом;
Я змея;
Я сохраняю покой.
Смотри на свои ладони – теперь
Ты знаешь, кто я такой.


– Дэйв, мне нужен отпуск, – заявил он вместо приветствия.
– Вэйн, ты же знаешь …
– Дэйв, я 10 лет работаю на вашу контору. 10 лет я делаю то, что мне говорят. Я потрошу умы чужих мне людей, я завяз в их воспоминаниях, как муха в паутине. Я покрыт их мерзкими мыслишками, как елка фонариками, я скоро начну светиться их желаньицами и похабными намерениями. Я сыт их страхами, их ложью, их надеждами и фантазиями. По самое горло... Мне нужен отпуск, и ты мне его дашь.
Вэйн внимательно посмотрел в глаза своего начальника, и тот на секунду почувствовал, что начинает растворяться в глубоко запавших глазницах.
– Нет, Вэйн. Ты знаешь условия контракта. – Дэйв встряхнул головой, прогоняя неприятное ощущение.
– В таком случае, попробуй меня остановить.
Скиттерс досадливо морщится.
– Вэйн, не нарывайся. Или ты страстно желаешь снова перейти в категорию превентивно охраняемых? – Последние слова начальник чуть заметно цедит. – Тебе понравилось сидеть на коротком поводке, а, Доу? Я могу тебе это устроить.
– А ты мерзавец, Дэйв. – Голос вызывает ассоциацию с мурлыкающей змеей. Если бы змея могла мурлыкать…
– И тем горжусь.
– А ты не боишься, – голос продолжает змеиться, мурлыкать, обволакивая, – что я выверну твою мерзкую душонку и ты будешь бродить по закоулкам своих страхов вечно… вечно? Что ты предпочтешь наблюдать: как твоя мать качается в петле или как твой папочка насилует твою сестру? Или, может, ты хочешь вспоминать раз за разом то, что сделали с тобой в туалете школы твои же одноклассники? Раз за разом, Дэйв, раз за разом. Вечно.
Голос упал до едва различимого шепота.
Начальник испуганно посмотрел на Вэйна, не веря своим ушам.
– Посмотри на свои ладони, Дэйв.
Взгляд Скиттерса метнулся на руки, и глаза, без того навыкате, начали расширяться, как будто он увидел нечто кошмарное. Рот распялился в безмолвном крике.
– Смотри на свои ладони, Дэйв.
Лицо начальника покрылось крупными каплями пота, тело начало сотрясаться в конвульсиях, но из горла так и не вырвалось ни единого звука. Он смотрел, не отрываясь, на свои ладони… смотрел… смотрел. Наконец его тело вывернулось под неестественным углом и рухнуло на пол.

Вэйн оглядывает кабинет, как будто видит его в первый раз.
Скиттерс, желая прослыть оригиналом, вместо аквариума с рыбками держал террариум с удавом.
Вэйн подошел поближе. Змея при его приближении подняла голову. На какое-то мгновение он увидел парящую в воздухе белую безносую маску с красными глазами. Закрыть глаза. Это иллюзия. Снова иллюзия. Изгнать ее из своего сознания. Это просто иллюзия.
Открыв глаза, он обнаруживает, что иллюзия растаяла. Вместе со стеклом террариума.

Пора уходить. Воздух в кабинете потемнел, или это лампы стали светить тусклее?
Принтер на столе Скиттерса угрожающе взвыл.
Вэйн бросил взгляд на начальника – тот продолжал лежать кулем между столом и стеной. Он подошел к нему поближе и протянул руку к сонной артерии. Пульс прощупывался.
Усмехнувшись, Вэйн пошел к дверям. Лампа под потолком внезапно вспыхнула и окатила его снопом искр и мелких осколков. Знакомая картина. Когда-то любая вспышка его эмоций, будь то гнев, злость или чувство голода, сопровождалась разрушениями. Пока эмоции не стали блокировать специальным препаратом.

Он вспомнил один из дней в клинике, когда люди Конторы ставили на нем очередной опыт.
– Вы можете воспламенить взглядом эту куклу?
– Нет.
– Попробуйте.
– Я не хочу пробовать! – Он был голоден, он устал от бесчисленных попыток сломать его и сделать машиной. Машиной, которая будет послушно добывать информацию, причинять боль. Убивать.
Человек в белом халате поворачивает рычажок. Мозг взрывается бело-фиолетовым пламенем. Пламенем.
Вы хотите пламя, ублюдки, вы его получите. Гудящий огонь отрезает его от находящихся в комнате. Как он смеялся тогда, как он смеялся. Пока в легких оставался воздух.
Поджигать кукол ему больше не предлагали.

Но вот уже почти неделя, как он перестал вводить себе эту гадость…

Он выходит в коридор, проходит мимо открытых кабинетов, в которых начинается хаос. Наперерез кидается Алекс.
– Вэйн, какого черта, что происходит…?
Алекса впечатывает в стену.
Он уже почти дошел до выхода, когда его останавливает голос Алекса:
– Вэйн, ты не уйдешь!
Слегка обернувшись, он видит Алекса с пистолетом в руках. А за ним еще несколько человек из «службы безопасности». И тоже не с корзинками для пикника.
– Ты уверен?
Спокойно, спокойно. Пока еще есть силы. Дотянуться до их сознания, слегка смазать его, раскоординировать движения. Люди начинают напряженно хмуриться, кое-кто пошатывается.
Алекс роняет пистолет.
– Прощайте, мальчики. Не скучайте без меня.
Вэйн рывком открывает дверь на улицу.
Tags: ГП, Писанина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments