Mrs. Spooky (nari_gordon) wrote,
Mrs. Spooky
nari_gordon

Сны о чем-то большем

Глава 9. -

Я просыпаюсь, я боюсь открыть веки,
Я спрашиваю: «Кто здесь, кто здесь?»
Они отвечают, но как-то крайне невнятно.
Все часы ушли в сторону – это новое время.



…Он открыл глаза и увидел над собой искаженное гримасой до неузнаваемости лицо Вэйна.

Ему почему-то совсем не было больно.

Пальцы руки Вэйна упирались в его бок и грудь, и Снейпу даже на одно мгновение показалось, что они проникают внутрь тела.

– Все будет хорошо. Вам не будет больно, потому что мне больно вместо вас, – сквозь зубы сказал мужчина. – Просто дышите, дышите, как будто это самое важное в вашей жизни. Дышите… Вдыхайте и выдыхайте, – он зажмурился. – Просто будьте… И возвращайтесь, я удержу вас…

– Я дышу, – сказал Снейп и сел.

Вэйн, стоявший над ним на коленях, протянул ладонь, на которой лежало несколько кусочков искореженного металла.

– На память, – и повалился на бок.

Северус огляделся. Он оказался в гостиной на Гриммаулд-Плейс. Но как??

– Поттер, Гарри, – он потряс мужчину за плечо. – Как мы здесь оказались?

За того ответил Блэк:

– Вы аппарировали прямо сюда. Ты был без сознания. И оба вы в крови. Ты не хочешь рассказать, в чем дело?

Снейп машинально провел рукой по своей одежде – пальцы действительно были в крови, а в мантии были дырки.

«Аппарировали? Но как??»

– Поттер! Очнитесь! Очнитесь немедленно! – Он тряс его, как тряпку. – Как мы сюда попали? Как вам это удалось? Ну же! Только не говорите, что вы внезапно вспомнили, как это делать!

– Не трясите меня, я же не коктейль. – Наконец-то! – Жить захочется, еще не то вспомните.

– Что вы сделали со мной?

– Ну, вы же умный, придумайте что-нибудь сами, а мне дайте поспать.

– Поттер, вы слышали, что я вам сказал? Я не отстану, пока не услышу все.

Этот мерзавец кряхтя приподнимает голову.

– Если ваш ангел, который записывает каждый ваш шаг в Книгу Судеб, натер мозоли на огненных своих перстах или не прошел курсы стенографии – я здесь не при чем.

– Какой ангел? Что вы мелете?? – Возмущению нет предела.

– Ну, такой, отборный, наверное, человекоптиц. Крупный.

– К-крупный? – «Он сошел с ума!»

– Ну, мне почему-то кажется, что ваш ангел не из хлюпиков.

– Блэк, свяжись с Альбусом. Немедленно!

– А теперь-то мне можно поспать?

– Я спрашиваю, что вы со мной сделали?!

– Вы живы? Здоровы? Вот и радуйтесь. – Он упрямо укладывается прямо на полу. – А если меня сию секунду не оставят в покое, я взбешусь и перекусаю всех нафиг.

– Поттер!!

– Хрррр…

Куртка Поттера была разорвана, вся в бурых пятнах.

– Поттер! Вы целы? – Никакой реакции.

– Блэк, не стойте столбом! Лучше помогите.– Вдвоем они перенесли Вэйна на диван.

Куртку долой, рубашку тоже. Так и есть – на плече сквозная рана, на ребрах – кровавая полоса. Тело мелко подрагивает, но глаза не открываются.

– Ты вызвал Альбуса?

– Он в Министерстве, Минерва пошлет ему срочную сову.

– Понятно. Пригляди за ним, я спущусь в лабораторию.

Альбус Дамблдор появился в доме Блэков через несколько мгновений после того, как Снейп вернулся из своей лаборатории с карманами, набитыми флаконами.

– Что случилось? – обратился директор ко всем.

Снейп, перебиваемый Сириусом, обрисовали картину. Дамблдор подошел к Вэйну.

– Значит, он сумел аппарировать с тобой и каким-то образом извлек пули, – подытожил он.

– Да – ответил Снейп, хлопоча над Вэйном.

– Очень любопытно. Очень, очень любопытно, – рассеянно повторил Дамблдор.


Вэйн проспал без малого два дня. К концу второго примчалась Гермиона.

– Я читала о филиппинских хилерах, эти люди способны проводить сложнейшие хирургические операции, не пользуясь при этом ничем, кроме собственных рук, – задумчиво сообщила она Снейпу, в очередной раз менявшему повязку по-прежнему не реагировавшему на окружающее Вэйну.

– Вы полагаете, что Поттер на самом деле замаскированный филиппинец? Мне отчего-то так не кажется, – усмехнулся Снейп.


Заглянув ночью в спальню пациента, профессор обнаружил его сидящим в постели с очередной книгой на коленях.

– Как вы себя чувствуете? – обратился Снейп к нему.

– Выспавшимся, – ответил ему Вэйн – А вы?

– Спасибо, хорошо. Я хотел поблагодарить вас, что спасли мне жизнь... Вэйн.

– Да не за что, профессор, – он снова уткнулся в книгу.

– Я до сих пор не могу понять, как вам это удалось.

– Вы будете смеяться, но я тоже, – Вэйн широко улыбнулся.

На лице Снейпа появилось удивление.

– Вы не знаете??

– Нет. Честное слово, профессор. Мне просто очень захотелось вытащить вас из этой передряги. Ну, и себя заодно.

– А вытащить пули из тела?

– Это похоже на то, как вытащить боль. – Вэйн пожал плечами. – Только пули материальны.

– Что ж, – профессор потоптался на месте. – Спокойной ночи.

– И вам того же.


Спустившись утром на кухню, Вэйн обнаружил за столом Снейпа, Гермиону и обеспокоенную Джинни.

– Ой, что ты с собой сделал, Гарри? – Джинни широко раскрыла глаза.

Волосы Вэйна были неровно обрезаны, а черные пряди мешались с рыжими.

– Мадемуазель, – «обиженным» голосом заявил Вэйн, – не могу поверить, что вы впервые услышали о стрижке и окраске.

Гермиона хихикнула.

Вэйн сел к столу.

– Доброе утро всем, кстати.

Снейп молча наклонил голову, продолжая методично жевать.

– А тебе так идет, – сказала Джинни. – Ты прям на себя не похож. Как ты себя чувствуешь?

– Еще бы цвет линз изменить, и счастию моему не было бы предела. Как видишь, жив, здоров.

– Я так беспокоилась…

– А вот это зря, – прервал ее Вэйн. – Я существо крайне живучее. Иногда я тихо подозреваю, что у меня в родне имеются кошки.

– Почему кошки??

– Потому что у кошки 9 жизней.

– Кстати, твои глаза, это очень легко сделать, – обратилась к нему Гермиона. – Какого цвета ты хочешь иметь линзы?

– Радикально отличающегося от моего родного – карий, черный, может быть.

Гермиона направила на него палочку и что-то произнесла.

– Смотри. – Она протянула ему зеркальце.

Глаза Вэйна стали цвета шоколада.

– Ого, спасибо тебе!

– На здоровье!

– Тебе бы еще исправить осанку, – продолжила Гермиона. – Ты очень сильно сутулишься и посмотри, у тебя одно плечо выше другого!

Вэйн развел руками:

– Я бы и рад распрямиться, но, увы – контрактуры мышц не позволяют. Мне как-то даже предлагали носить корсет.

– Корсет! Конечно же! – воскликнула Гермиона и снова взмахнула палочкой.

Вэйна распрямило, как будто он проглотил кол. Лицо побагровело, он начал хватать ртом воздух.

– Ой, извини, извини! – Гермиона со смущенным лицом выписывала пасы в воздухе. Снейп насмешливо хмыкнул.

Вэйн облегченно вздохнул полной грудью.

– А мне-то никто и не сказал, что корсеты используются для удушения.

– Извини, Гарри, я перестаралась, – Гермиона отчаянно краснела.

– Теперь еще изменить походку, и тебя совсем невозможно будет узнать, – включилась в разговор Джинни.

– А что не так с моей походкой? – Вэйн повернул к ней голову.

– А ты никогда не видел, как ходишь? Голову наклонил, левое плечо вперед и летишь. – Джинни вскочила с места и продемонстрировала. Все рассмеялись.

– Да уж, спасибо, учту. – Он хохотал громче всех.

– Ну что, я по делам, не скучайте. – Вэйн тряхнул головой и вышел из-за стола.

– Вам было мало последнего приключения? – мягко спросил Снейп.

Вэйн пожал плечами:

– Мне в любом случае надо выбраться.

– Я иду с вами, – профессор поднялся.

– А вам, значит, последнее приключение понравилось?

– Не говорите ерунды. Зная вашу способность влипать в неприятности, я вас ни на минуту не выпущу из поля зрения, – предупредил его Снейп. – Мы аппарируем, куда вам надо.

– А мантия-невидимка? – вдруг вспомнила Гермиона. – Она ведь должна еще храниться у Дамблдора!

Снейп обернулся к ней:

– Мисс Грейнджер, вы правы. Никуда не уходите, Поттер, пока я не вернусь, – и быстро вышел из комнаты.

Вернулся он через несколько минут с каким-то свертком в руках.

– Надевайте, – обратился он к Вэйну.

– Мантия-невидимка, говорите, – Вэйн взял из рук профессора серебристую ткань.

– Эта мантия принадлежала твоему отцу, а потом тебе, – подала голос Гермиона.

Он медленно развернул ее и накинул на себя.

– Вы готовы? Возьмите меня руку и назовите точный адрес, куда мы должны отправиться, – поторопил его Снейп.

Хлоп!

Они стояли перед знакомой уже профессору обшарпанной дверью. Вэйн стянул с себя мантию-невидимку, отбил какой-то замысловатый мотив, и дверь распахнулась.

– Кого принесло? – на пороге стоял тощий лохматый парень в очках.

– Меня принесло, – в тон ему ответил Вэйн.

Парень моргнул.

– Крас-са-а-а-вец! – протянул он, ухмыльнувшись.

– А то! – Вэйн гордо задрал нос кверху.

– А это кто с тобой? – поинтересовался хозяин.

– Мой…телохранитель, – сообщил гость, едва удерживаясь от улыбки.

– Обалдеть, какой крутой. Заходите, сэр, – парень склонился в шутливом поклоне.

Они протиснулись в темную, маленькую прихожую.

– Ну, что скажешь, Лэнгли? – нетерпеливо обратился к нему Вэйн.

– Что скажу, деньги – вот, – тот протянул увесистый пакет, – документы твои почти готовы. Осталось лишь вклеить фотографию, но я тут подумал и решил, что поскольку ты все равно будешь обзаводиться новой физией, то..

– Правильно решил, – перебил его Вэйн, – дай посмотрю, в кого ты меня превратил, чудовище.

Лэнгли протянул ему паспорт.

– А имечко еще позаковыристей не мог придумать? – фыркнул Вэйн.

– А чем тебя не устраивает, собственно? – Лэнгли, похоже, ничуть не обиделся.

– Да все устраивает, спасибо тебе. – Вэйн пожал ему руку.

– Значит, так, – продолжал Лэнгли. – Я связался со Скоулом, он будет ждать тебя сегодня, вот адрес, – он протянул небольшую карточку. – Скажешь, что ты от меня, он все устроит в лучшем виде.

– Понял.

– Слушай, – Лэнгли смущенно почесал за ухом, – я тут одну программку пишу, что-то там в коде не вытанцовывается, может, глянешь?

– Давай гляну, горе ты мое. – Вэйн прошел в другую комнату и сел к столу, где стояла какая-то махина непонятного Снейпу вида. Лэнгли склонился над ним, тыкая пальцем во что-то мерцающее.

– Угу, угу, – бормотал Вэйн, держа руку на каком-то устройстве и двигая пальцем, словно бы прокручивая колесико. – Слушай, завари чайку, пока я тут буду смотреть.

– Сейчас, – отозвался парень и вышел.

Вэйн напряженно вглядывался, что то бормотал себе нос, затем выдвинул из-под стола доску, на которой лежало нечто, усыпанное буквами и цифрами. Он начал быстро нажимать на эти буковки.

Лэнгли тем временем вернулся с чайником, чашкой и тарелкой с хлебом.

– Хлеб с джемом будете? – спросил он у своих гостей.

– Будем, будем, – негромко ответил Вэйн, не отрываясь от своего занятия. Лоб его начал хмуриться, пальцы порхали над доской все быстрее.

– Ну, что там? – спросил подошедший ближе Лэнгли.

– Один момент. – Хмурая складка на лбу начала расправляться. Наконец Вэйн удовлетворенно потер руки и откинулся на спинку стула.

– Готово! – провозгласил он.

– Ну, ты молодец! – восхитился очкастый парень.

– Ага, так что мне положена двойная порция хлеба с джемом! Надеюсь, он клубничный?

– Да хоть тройная! Вишневый.

– Ну, вишневый тоже хорошо. – Вэйн цапнул два куска сразу.


Чаепитие проходило под громкое обсуждение каких-то новых игр, уровней и скоростей.

Наконец, глянув на часы, Вэйн вскочил.

– Все, меня уже нет, я растворился в эфире, еще раз спасибо, пока! – скороговоркой проговорил он и начал усиленно трясти руки улыбающегося Лэнгли.


– Куда нам теперь? – спросил хмурый Снейп, когда они вышли на улицу.

Вэйн протянул ему визитку.

Через мгновение они стояли перед массивной белой дверью.

Им открыла худая женщина в строгом костюме.

– Здравствуйте, мэм, меня зовут Вэйн Доу. Я к доктору Скоулу. По рекомендации от Лэнгли.

Женщина оценивающе посмотрела на них.

– Входите, – и посторонилась, впуская.

Они вошли в просторную, светлую приемную, где стояло несколько мягких диванчиков, а на журнальных столиках были разложены рекламные проспекты и иллюстрированные журналы.

– Доктор Скоул вас скоро примет. Не желаете чаю или кофе?

– Спасибо. А не найдется ли у вас бумаги и карандаша?

Женщина молча вышла и вернулась с пачкой белой бумаги и остро заточенными карандашами.

– Пожалуйста. – Подала требуемое и снова вышла.

Вэйн присел в уголке дивана и начал что-то яростно чиркать. Снейп присел рядом.

На этот раз женщина появилась перед ними с тележкой, на которой стоял чайный прибор, чашки и вазочки со сладостями. Она аккуратно разлила по чашкам ароматный чай и пододвинула их к посетителям.

– Если вам что-нибудь понадобится – я в соседней комнате, – сказала она.

Вэйн так и не притронулся к стоящей перед ним чашке, продолжая рисовать. Профессор взял в руки первый попавшийся журнал и углубился в чтение. Он методично листал страницы под шорох карандаша о бумагу. Минут через 20 он не утерпел и заглянул в работу Вэйна. Журнал выпал из его рук.

На бумаге было лицо Гарри Поттера, каким бы он мог стать годам к 30, но это несомненно был именно он.

– Что это? – внезапно севшим голосом спросил Снейп.

– Да вот, пытаюсь нарисовать себе новое личико, – беспечно ответил художник.

– Вы упустили одну существенную деталь, – осторожно сказал профессор.

– Какую? – Вэйн удивленно глянул на него.

Профессор взял у него из рук карандаш и нарисовал молнию на лбу бумажного Гарри Поттера.

– Шрам… – задумчиво протянул Вэйн. – Что ж, пусть так и будет. Скарификация нынче в моде.

– А почему именно это лицо? – продолжал допытываться Снейп.

Тот пожал плечами.

– Иногда я смотрел на себя в зеркало и видел его…

Его прервал влетевший в комнату представительный мужчина в белом халате. У него были густейшие черные усы и абсолютно лысая голова.

– Здравствуйте, здравствуйте, – затараторил он. – Я Грегори Скоул, очень приятно, очень. Мистер Лэнгли говорил мне о вас, сэр. Пойдемте, мы проведем все необходимые процедуры. О, какой чудесный набросок! Чей-то портрет? Ах, желаемая внешность. Прекрасно, прекрасно. У вас отличный вкус, сэр. Разумеется, я сделаю все, чтобы новая внешность вам понравилась. А вы куда, сэр? Нет, нет, посторонним вход в хирургический блок воспрещен! Как это не уйдете? Но… операция будет только завтра. А сегодня … Да, да, после наркоза он будет спать, конечно же. Нет, повязку мы снимем через две недели, не раньше. Нет, вы не можете присутствовать на операции …Сэр, вы сможете навещать своего сына. Не беспокойтесь! Я считаюсь одним из лучших частных хирургов Лондона! Приемные часы вы сможете узнать у Мэ... Хорошо, хорошо, я согласен, только уберите… Да, да, всего хорошего, всего хорошего, сэр!

– Профессор! – стоявший в дверях Вэйн окликнул его.

– Да?

– Вас не затруднит принести мне кое-какие книги? Мне бы не хотелось терять время, пока я буду тут валяться.

– Не затруднит. Какие именно?

– В комнате, на кровати.

– Хорошо. Еще что-нибудь?

– Да нет, спасибо.

Снейп кивнул и направился к выходу.


Вернувшись на Гриммаулд-Плейс,12, он заглянул в комнату, отведенную Вэйну.

На кровати действительно лежало три книги: «Выдающиеся имена нашей эпохи», «Расцвет и падение чёрных искусств», «Силы, дремавшие в вас: как с ними быть?». Из них торчало множество бумажных полосок. Он открыл наугад одну из них – закладка лежала на странице, где рассказывалось о Гарри Поттере.

Хмыкнув, Снейп взял книги и вышел.

Он не успел отойти далеко, как на него налетел Сириус.

– Где Гарри?! – заорал он.

Снейп поморщился.

– Тебе надо иногда вставать к завтраку, Блэк, чтобы быть в курсе событий.

Тот внезапно притиснул его к стене.

– Я-спросил-где-Гарри! – раздельно произнес он угрожающим голосом.

Снейп раздраженно повел плечами, пытаясь высвободиться.

– Ну!

– Он в клинике…

– В клинике??? С ним что-то случилось? Отвечай же!

– Я отвечу, если ты сделаешь три шага назад и отпустишь мое горло, – сухо ответил Снейп.

Блэк, тяжело дыша, отступил.

– Надеюсь, ты в курсе, что его ищет маггловская полиция?

– В курсе, не считай меня идиотом, Снейп! – раздраженно рявкнул он.

– Он отправился в клинику, чтобы изменить внешность.

– А почему он не воспользовался чарами?

Профессор задумался. Действительно, почему? И ведь никому, ни ему самому, ни Гермионе Грейнджер, ни Уизли, даже в голову не пришло предложить это. Они все пошли на поводу желания Поттера. Это начинало не нравиться Снейпу. Блэку он ответил:

– Ты забыл, как на него подействовало твое оглушающее заклятье?

Сириус смущенно отвернулся.

– У меня дела, Блэк. Не смею задерживать. – Профессор кинулся к камину в гостиной.

«Хогвартс, кабинет директора! – Альбус, у меня есть разговор….»


На следующий день Снейп был в клинике. Возмущению доктора Скоула не было предела – мало того, что кто-то посторонний настаивает на том, чтобы проникнуть в святая святых – операционную, так еще этот кто-то нахально лезет туда в верхней одежде! Черной! Убедив странного родителя надеть стерильный халат и шапочку на свои ужасно сальные волосы – его просто передернуло при воспоминании, – доктор смиренно пошел готовиться.


Снейп стоял в операционной, исподлобья поглядывая на медперсонал, который нервно вздрагивал отчего-то, натыкаясь на его взгляд.

Дверь открылась, и вошел Поттер в нелепой голубой сорочке. Он шел сосредоточенно и медленно, опустив голову. Казалось, что он пересиливает себя, чтобы лечь на операционный стол. У профессора забилось сердце в нехорошем предчувствии.

Поттер улегся, его обступили врачи, втыкая в его руки какие-то трубочки. Он лежал, закрыв глаза и прикусив губу.

В операционную влетел доктор Скоул. Руки, затянутые в перчатки он держал перед лицом.

– Ну, что, пациент готов? – бодро осведомился он. – Тогда приступаем.

Снейп присел в углу на маленькую круглую табуретку, внимательнейше наблюдая за происходящим. Он смотрел, как в горло Поттера медленно входит трубка, как появляется длинный разрез на виске и идет ниже, ниже, отслаивая кожу, как Скоул спиливал выступающие части носовых костей, как, наконец, он накладывал швы…

– И зачем ему этот уродливый шрам на лбу? – негромко спросила женщина – ассистент хирурга.

Скоул шикнул на нее, косясь на Снейпа.

– Желание нашего пациента – закон! – громко и пафосно произнес он, наставительно подняв указательный палец.

Он поднес скальпель ко лбу Вэйна и уверенно сделал зигзагообразный разрез. Широким потоком вдруг хлынула черная кровь.

Тело Вэйна выгнулось, рот раскрылся в беззвучном крике. Скальпель в руке хирурга завибрировал в безумном ритме. Скоул испуганно выронил его.

– Давление 60! – крикнула медсестра.

– Введите…– Скоул не договорил.

– О, господи! 140! 190! 130! Боже мой, что происходит??

Аппараты как будто сошли с ума, в операционной стоял гул, начали взрываться банки с растворами, свет несколько раз мигнул и выключился окончательно. Женщины в ужасе вскрикнули.

Предплечье Снейпа внезапно обожгло, как огнем. Он вскочил и направил палочку на Вэйна.

– Фините Инкантатем, – прошептал он. – Фините Инкантатем! – повторил громче. – Фините Инкантатем!!

Свет зажегся вновь. Скоул и женщина-врач, моргая, вылезли из-под стола. В наступившей тишине слышалось лишь попискивание какого-то аппарата. Вэйна била крупная дрожь. Глаза его были широко раскрыты.

– Так, наложите повязки, – неестественно громким голосом произнес доктор Скоул, – и отправьте его в палату.

Снейп на минуту задумался о том, что будет, если у этих магглов останется воспоминание о произошедшем, и решительно поднял палочку.





Предчувствие не обмануло Мастера зелий…
Tags: ГП, Писанина
Subscribe

  • Волшебный заяц

    О скором наступлении зимы говорит появление волшебного белого зайца. О магических свойствах белых зайцев сказано немало. Например, вот этот по имени…

  • (no subject)

    Всегда знала - не выйдет из меня путевой старухи А тут и остальных бабок можно глянуть

  • Забавный юмористический гороскоп кто какая нечисть по знаку зодиака.

    Соловей Разбойник – Водолей (21 января – 18 февраля). Ленивая, дружелюбная, безответственная нечисть, предпочитает сидеть на ветвях и постоянно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments