Mrs. Spooky (nari_gordon) wrote,
Mrs. Spooky
nari_gordon

Сны о чем-то большем

Глава 5. -

Когда наступит время оправданий,
Что я скажу тебе?
Что я не видел смысла делать плохо,
И я не видел шансов сделать лучше.
Видимо, что-то прошло мимо,
И я не знаю, как мне сказать об этом.
Недаром в доме все зеркала из глины,
Чтобы с утра не разглядеть в глазах
Снов о чем-то большем.

Вэйн бесшумно вошел в свою гостиную. На диване, уткнув лицо в подушку, горько плакала Гермиона.

На ее плечо опустилась прохладная ладонь.

– Простите меня, я не хотел вас обидеть.

Гермиона подняла голову, утирая слезы.

– Это жестоко, – сказала она.

– Я знаю. Жизнь вообще жестокая штука. – Он присел рядом с Гермионой, рука его продолжала лежать на ее плече. Гермиона поразилась, какой холодной была эта рука, если холод чувствовался даже сквозь одежду. – И я снова прошу простить меня за этот срыв. Обычно я более уравновешен. – Вэйн поднялся и подошел к окну.

– Быть живым человеком в большинстве случаев очень больно, – размеренно, будто продекламировал он. – А способы обезболивания у всех разные.

Гермиона встала за его спиной.

– Гарри, – голос ее срывался. – Я понимаю, что у тебя был очень тяжелый день…и не только день. Я…мне очень жаль, что я на тебя накричала.

Повисло молчание.

В комнату влетела Джинни.

– Я не помешала? Как вы тут?

– Все в порядке, Джинни. Я ведь надеюсь, все в порядке, Гермиона? – Вэйн повернулся к стоявшей за ним женщине.

Она очень внимательно посмотрела ему в глаза.

– Да.

– Мы с Роном накрыли на стол.

– Уже идем.

Вэйн приостановился, принюхался к своей одежде.

– Похоже, мне стоит переодеться.

***

Джинни исподтишка наблюдала за Гарри, уткнувшегося в тарелку. Он молчал, погруженный в какие-то свои мысли.

Джинни не выдержала и с надеждой спросила:

- Гарри, теперь тебя не будут искать?

Вэйн покачал головой.

- Те, кто приходил сегодня - не единственные, кто знал обо мне. Но у меня теперь есть некоторое время форы.

– А почему ты не убежал от этих людей, когда тебя перестали держать взаперти? С твоими-то способностями! - задала она мучивший ее вопрос

Вэйн отложил вилку и, не глядя на Джинни, сказал:

– Все очень просто. Процесс «воспитания» сам по себе похож на какую-то зловещую магию: день за днем тебя превращают в кого-то, кем тебе совершенно не хочется быть, – в подавляющем большинстве случаев это срабатывает, к сожалению. Отношения палача и жертвы обычно проходят три стадии: на первой – ненависть, жажда освободиться, разорвать эту связь, на второй наступает безразличие, а на третьей жертва привязывается к своему мучителю и уже не может жить без того, что напоминает ему о жизни.

– Как это? – удивилась Гермиона.

– Боль показывает, что ты еще жив, что ты еще существуешь как личность.

– Но ты мог умереть или сойти с ума!

– Смерть – далеко не самое худшее, что может случиться с человеком. – Вэйн усмехнулся.– Человек ко всему привыкает, знаешь ли… Сойти с ума не так-то просто. Особенно если очень хочется… Обычно человек даже представить себе не может, как много он способен выдержать…

Он помолчал и добавил:

– Мне пришлось научиться ненавидеть себя самого и все окружающее, потому что ненависть оказалась сильнее страха, и мне стало легко…

Вэйн резко отодвинул тарелку и бросил:

– Извините, мне надо позвонить. – И вышел из кухни.

За столом повисло молчание. Рон продолжал активно работать вилкой и ножом. Гермиона вяло ковырялась в салате. А Джинни кусок не лез в горло. Она прокручивала в голове слова Гарри:

«Смерть – далеко не самое худшее, что может случиться с человеком…. Смерть – далеко не самое худшее… Мне пришлось научиться ненавидеть себя самого и все окружающее… Смерть – далеко не самое худшее…»

«Через что же он должен был пройти, чтобы смерть казалась не самым худшим?» – Джинни закрыла глаза руками.

Покончив с едой, троица перебралась в гостиную Вэйна.

Он сидел за компьютером и что-то быстро печатал. Увидев входящих, он, не отрываясь от своего занятия, бросил:

– Я сейчас.

Джинни подошла поближе и с любопытством уставилась на мерцающий экран.

– Что это?

Вэйн мотнул головой в ее сторону.

– Что именно?

– Вот это, – она ткнула в ноутбук пальцем.

– Компьютер, – отрывисто произнес он, показывая своим видом, что отрываться не намерен. – Машина для приёма, переработки, хранения и выдачи информации.

Джинни замолчала и залюбовалась ползущими по экрану буквами.

От: Овод trustno1-jd@gmail.com
Кому: Стрелки gunmenganmen@gmail.com
Тема: 11-11

Курильщик забыл про сигарету. Улетаю на зимовье. Договоренность в силе.

Не поворачивая головы, Вэйн ядовито заметил:

– Мисс Уизли, вам никогда не говорили, что читать чужую корреспонденцию невежливо?

Джинни густо покраснела и отошла от стола.

– И-извини, – пробормотала она.

Закончив стрекотать клавишами, Вэйн закрыл крышку ноутбука и, подхватив серебристую трубку телефона, вышел в другую комнату.

Воспользовавшись отсутствием хозяина, Гермиона подошла к книжному шкафу, занимавшему всю стену комнаты. Она подивилась разнобою жанров: здесь были и толстенные энциклопедии и детские книжки, фантастика и исторические романы, книги на французском, немецком, испанском языках, альбомы с репродукциями, несколько полок занимали книги одной серии, Гермиона прочитала на корешке название: «Секретные материалы». Она с любопытством вытащила одну из них и раскрыла наугад:

«— Шериф Скенит? Мы с вами знакомы. Я агент Скалли, а это… — Дана повернулась, показывая на Фокса, — это агент Малдер. Нам бы хотелось…».

В этот момент Вэйн вошел в комнату.

– Прошу прощения, – он отодвинул Гермиону в сторону. Нажал куда-то, и полки разъехались в стороны, открывая небольшой сейф.

Гермиона из вежливости отошла и села на диван, к Рону и Джинни.

Вэйн открыл сейф и достал оттуда тонкий пакет, несколько пачек с деньгами и две наплечные кобуры, явно не пустые.

Закрыв сейф, он все так же молча вышел.

Рон заерзал на диване и зевнул:

– А не слишком-то он веселый, правда?

Джинни шикнула на него:

– Рон, ты совсем глупый?

– А что, разве нет? – возмущенно начал Рон.

Джинни махнула рукой.

– Рон, у Гарри нет особых причин изображать из себя клоуна, – поддержала Гермиона.

– Да я понял, я просто неудачно выразился.

– Ты всегда «неудачно» выражаешься! – прошипела Джинни.

– Только давайте не будем ссориться. Кстати, время уже позднее, я думаю, Снейп будет не слишком счастлив, если мы свалимся ему на голову посреди ночи…

– А что ты предлагаешь, Гермиона?

– Я… – Окончить фразу она не успела, в комнату вошел Вэйн в легкой куртке и со спортивной сумкой на плече.

– Я готов к отбытию, – объявил он.

– Очень хорошо. – Гермиона вскочила с дивана. – Будем аппарировать.

– Что делать? – не понял Вэйн.

– Аппарировать, дай руку.

Вэйн почувствовал, что его как будто протискивают сквозь пространство, и инстинктивно закрыл глаза. Когда это ужасное ощущение закончилось и глаза открылись, он понял, что стоит вместе с Гермионой, Джинни и Роном на тихой небольшой площади.

– Куда мы попали? – поинтересовался он.

– Гриммаулд-Плейс, – ответила Гермиона. – Нам нужен дом 12. Вот он, смотри.

Вэйн увидел, как будто из ниоткуда появился непрезентабельный дом. К чёрной входной двери вели изрядно стесанные каменные ступени. Серебряный дверной молоток имел форму свернувшейся в клубок змеи. Ни замочной скважины, ни щели для писем не было.

Гермиона взбежала по ступеням и постучала в дверь.

Спустя некоторое время дверь открылась. На пороге стоял высокий черноволосый человек.

– Мисс Грейнджер? Чем обязан такому позднему визиту?

– А разве директор не предупредил вас?

– Если бы директор предупредил меня, я не задавал бы вам этот вопрос, мисс Грейнджер.

Тут его взгляд упал на Рона, Джинни и Вэйна.

– Уизли, – раздраженно процедил он сквозь зубы. – И вы здесь. И кто это с вами? Вы растеряли последние остатки ума? Как вы посмели притащить сюда постороннего человека?

– Гарри Поттер! – торжественно объявляет Джинни. Она поворачивается к Вэйну: – А это профессор Северус Снейп, он преподает зельеварение в Хогвартсе.

– Если э т о Гарри Поттер, то он прекрасно осведомлен о том, кто я такой, мисс Уизли, – бросил Снейп, не сводя настороженного взгляда с Вэйна.

– Профессор, мы сейчас вам все объясним, понимаете…

Джинни и Рон перебивая друг друга, заговорили:

– Мы нашли его в «Дырявом котле».

– Он почти ничего помнит…

– Авария…

Снейп нахмурился.

– Входите, быстро.

Они прошли через длинный холл, украшенный старыми портретами, на кухню.

Снейп внимательно слушал возбужденный рассказ, разглядывая пришедшего.

Невысокий худой мужчина лет тридцати с небольшим. Длинные темные густые волосы. Затемненные очки скрывают глаза, губы кривятся.

«Поттер?»

Он вспомнил обстоятельства исчезновения Поттера 15 лет назад. Он и его неразлучные друзья, Грейнджер и Уизли, отправились на поиск хоркруксов, дабы получить возможность победить Темного лорда. Хоркруксы они нашли и уничтожили и даже вступили в противоборство с Вольдемортом. Но обратно вернулись только Грейнджер и Уизли – Поттер исчез вместе с Темным Лордом.

«Северус?» – Вэйн ясно вспомнил сон, в котором старик умолял кого-то: «Северус, пожалуйста!» – неужели он сейчас найдет отгадку?

Снейп знаком остановил тараторившую Джинни.

– Выйдите все, я хочу поговорить с этим человеком наедине.

– А теперь я хочу услышать от вас всю правду,– обратился он к Вэйну.

– А адвоката мне не положено? – не удержался тот.

Крючконосый профессор смерил его злобным взглядом.

– В ваших же интересах доказать мне, что вы именно тот, за кого себя выдаете. В противном случае я буду вынужден вас убить.

Вэйн преувеличенно медленно снял очки, подышал на стекла и начал тщательно протирать их о рукав. И, прежде чем надеть снова, посмотрел в лицо собеседника.

На Снейпа смотрели холодные, равнодушные, усталые глаза… Зеленые, так похожие на глаза Лили Эванс…

Вэйн снова надел очки и ответил:

– Я ни за кого себя не выдаю. Я знаю себя лишь последние 15 лет. И знаю только под именем Вэйна Джона Доу. О Гарри Поттере я услышал только сегодня от мисс Уизли. А ваше имя мне снилось как-то.

– Мое имя? Снилось?

– Да. Мне снился старик с длинной белой бородой, в очках, он был очень слаб и просил кого-то «Северус, пожалуйста».

– И что было дальше? – Снейп подался вперед.

– Ничего, зеленая вспышка, и все.

– И часто у вас бывали такие сны?

– Регулярно, на протяжении почти всех 15 лет.

– Что еще вам снилось, постарайтесь вспомнить все.

– Коридоры, длинные темные коридоры, из которых я никак не мог выйти.

– Они куда-то вели? – быстро спросил Снейп.

Вэйн бросил на него слегка удивленный взгляд.

– Да. К запертой черной двери.

– А что за аварию упоминала мисс Уизли?

– Судя по всему, меня несколько раз крайне неаккуратно переехали.

Снейп, поколебавшись мгновение, вынул палочку, направил ее на Вэйна и прошептал «Легилеменс».

Профессор увидел комнату, залитую мертвенно-зеленым светом, кровать, на которой лежал темноволосый юноша (Поттер! Это же Поттер!) со свежими шрамами на лице, среди которых выделялся один, на лбу – застаревший, в виде молнии. Он был весь опутан ремнями. Тонкие провода оплетали его, как паук оплетает жертву.

Тело конвульсивно изгибалось. В ярко-зеленых глазах была только боль…боль... боль... БОЛЬБОЛЬБОЛЬ…

И тишина.

И следующее воспоминание: медленно разматывающийся бинт, постепенно открывающий лицо. Уже без шрамов, неуловимо изменившееся, с колючим взглядом зеленых глаз.

Тот же юноша, нет, уже мужчина, сидит в полутемной, почти пустой комнате с зеркалом во всю стену, закрыв ладонями глаза и слегка покачиваясь. Перед ним, прикованный к стулу странной конструкции, сидит бритоголовый человек с тяжелой челюстью. Он дергается на стуле и кричит:

– Ну что, сделали меня, да, сделали? Уроды! Поганые уроды!

Он захлебывается слюной и продолжает кричать.

А перед глазами юноши, нет, уже мужчины, проплывают растерзанные тела четырех маленьких девочек….

В ту же секунду его отшвырнуло к стене.

– Я не советую вам это делать, мистер Снейп. – Ярость в голосе Вэйна была неприкрытой.

– Вы хотите повыделываться? – Снейп поднялся на ноги.

– Повыделываться? – Вэйн склонился к зельевару. – Повыделываться? – негромко произнес он. – О, нет.

Снейпа накрыла ледяная тьма…

…Он был окружен расчлененными телами детей. Оторванные руки и ноги, размозженные лица, кровь, кровь повсюду, распяленные в крике рты… И ЭТО волной двигалось на него. Дети, которых он учил почти 30 лет, дети, с которыми он учился когда-то сам, дети, с которыми он играл, будучи пятилетним… Мертвые, изуродованные, ползущие к нему…

Искореженное, окровавленное тело Гарри Поттера, того подростка, которого он помнил, с вколоченными в глаза стеклами очков…его рука, ухватившаяся за край мантии Снейпа, и рот, с редкими осколками зубов, произнесший:

– Лимонную дольку, Северус?

Этого Снейп уже не вынес и закричал. Он кричал и кричал, молясь про себя, чтобы ЭТО поскорее закончилось.

Потом он с трудом разлепил глаза.

– Что это было? – хрипло спросил зельевар.

– Всего лишь маленькая демонстрация моих маленьких талантов. Ваши страхи на арене вашего сознания. Вам понравилось?

– Встречи с Темным Лордом не прошли для вас даром, мистер, – профессор замялся на мгновение – …Поттер. Первая сделала вас знаменитым, вторая же сотворила из вас монстра.

– Благодарю за комплимент, мистер Снейп. Когда вам захочется еще раз вторгнуться в мой ум без разрешения – обращайтесь, я устрою вам просмотр второй части блокбастера «Снейп и живые мертвецы». Или вы предпочитаете что-нибудь погорячее? Я с удовольствием выполню вашу заявку.

Снейп серьезно посмотрел на Вэйна.

– Вы очень изменились. – Он поклонился и вышел из комнаты.

Глава 6. -

В каждой душе есть игла востра,
Режет аж до кости;
В каждом порту меня ждет сестра,
Хочет меня спасти.
А я схожу на берег пень-пнем
И на них не гляжу,
И надо мной держит черный плащ
Тот, Кто Сторожит Баржу.


В коридоре Снейпа встретила Гермиона.

– Сэр, профессор Дамблдор, он хочет поговорить с вами через камин в гостиной.

– Хорошо, спасибо.

Он поднялся в гостиную.

– Северус, мой мальчик, у меня была мисс Грейнджер и сообщила крайне любопытную информацию. – Директор явно был заинтересован полученными известиями, и Снейп даже догадывался, какими.

– Да, она и Уизли уже здесь, вместе с этим человеком, – поморщился Снейп.

– Как ты считаешь, это действительно Гарри Поттер?

Профессор крепко задумался и, наконец, осторожно произнес:

– Его отрывочные воспоминания о временах учебы в Хогвартсе принадлежат Поттеру. Он рассказал о вещах, которые мог знать только Поттер. Я применил к нему легилеменцию. У меня почти не осталось сомнений, что это Поттер. Но он очень изменился, Альбус. И он опасен.

– Опасен? Что ты имеешь в виду, Северус?

Снейп рассказал о «демонстрации талантов». Директор нахмурился.

– Ты не думаешь, что Вольдеморт мог…

– Не знаю, Альбус, не знаю. – Снейп прервал Дамблдора. – Это не было похоже на темную магию. Это вообще не было похоже на магию.

– Северус, я хочу попросить тебя…

В это время на кухне Вэйн внимательно слушал Гермиону.

– ...Они с Сириусом до сих пор не слишком ладят друг с другом…

Дверь кухни распахнулась, и на пороге вырос хмурый профессор.

– Пойдемте, я покажу вам вашу комнату, – обратился он к Вэйну.

Они поднялись на второй этаж, и тут послышался звук открывающейся входной двери и быстрые шаги. Вэйн увидел почти бегущего по коридору человека.

– Гарри?! Где он??!

– Блэк, тебя не учили здороваться? – вкрадчиво поинтересовался Снейп. – Вот твой драгоценный Поттер, – указал он на Вэйна.

– Гарри? Гарри Поттер? – Блэк настороженно вглядывался, явно не веря.– ЭТО Гарри??! И ты думал, что я поверю, Нюниус? Как тебе удалось провести Дамблдора, а? Или ты скажешь, что тебя самого обманули? – взревел он.

– Я ничего не собираюсь тебе доказывать, Блэк, – брезгливо повел плечами Снейп. – За этим тебе придется обратиться к Альбусу.

– За сегодняшний день я столько раз слышал «Гарри Поттер», что, пожалуй, мне придется принять лекарство от аллергии, – встрял Вэйн.

– Самозванцам нечего делать в моем доме!! СТУПЕФАЙ! – Сириус швырнул в него заклятьем.

Того, что произошло дальше, не ожидал никто, включая самого Блэка.

Вэйна развернуло на 180º. На лице появилось удивленно-беспомощное выражение. Тело выгнулось дугой, изо рта выплеснулась струйка крови. Он взмахнул руками, сделал шаг назад, другой, покатился по лестнице и остался лежать у ее подножия изломанным силуэтом.

– Сириус! – закричала Джинни. – Что ты наделал! Что ты наделал! Гарри, Гарри! – Она кинулась к лежащему внизу человеку.

– Я… я... просто хотел… я думал… – пробормотал Блэк.

– Поздравляю, Блэк, в кои-то веки ты подумал, прежде чем сделать что-то, – насмешливо произнес Снейп.

Он спустился по лестнице.

– Давайте перенесем его в ближайшую комнату. Мобиликорпус!

Снейп движением палочки освободил лежащего без сознания человека от одежды.

– Посмотрим, что с ним.

Гермиона и Джинни вскрикнули в один голос. Запястья Вэйна были окольцованы шрамами в несколько рядов, шрамы змеились по плечам, перечеркивали грудь и живот, на ногах не было ни единого живого места.

Обе руки были сломаны, и обломки костей прорвали кожу. Участок грудной клетки то западал, то выбухал вновь. Вэйн с трудом дышал, а губы его посинели.

– Господи, – прошептала Гермиона. Джинни с гневом смотрела на Сириуса.

– Может быть, его надо в больницу Святого Мунго? – робко поинтересовался тот.

Снейп принялся водить палочкой над телом Вэйна. Затем обратился к Гермионе:

– Мисс Грейнджер, сходите в мою лабораторию, в шкафу найдете бутыль с Костеростом, она подписана, рядом с ней стоят фиолетовая и красная бутылочки, принесите все это сюда.

– Хорошо. – Гермиона выскочила за дверь.

– А вы все – вон отсюда! – обратился зельевар к присутствующим.

Рон послушно вышел. Джинни бросила полный сочувствия и беспокойства взгляд на Вэйна и спросила:

– Профессор, с ним все будет в порядке?

Он, не глядя на нее, отрывисто бросил:

– Если мне не будут мешать.

Джинни помедлила еще минуту и вышла.

– Блэк, к тебе это тоже относится.

Сириус сложил руки на груди.

– Не командуй, Снейп. Я хочу знать, что с ним. И кто это.

Снейп обернулся, направляя палочку в лицо Блэку.

– Я уже сказал тебе, за вопросами «кто это» обращайся к Дамблдору. А теперь пошел вон отсюда, я буду исправлять твою глупость. Как обычно, – ядовито добавил он.

Блэк вспыхнул, сжал кулаки и ушел.

Когда, спустя час Снейп вышел из комнаты, где лежал теперь Вэйн, его обступили Джинни, Гермиона и Рон.

– Как он?

– Он будет здоров?

Он усталым жестом откинул волосы с лица.

– Да, теперь ему нужно время, чтобы исцелиться.

Джинни рванулась в комнату.

– Мисс Уизли, он спит.

Джинни с вызовом посмотрела на своего бывшего учителя:

– Я хочу быть рядом с ним!

Профессор лишь пожал плечами.

Джинни тихо вошла в комнату, ставшую больничной палатой. Она услышала тяжелое дыхание спящего человека. Быстрый, судорожный вдох, мучительная пауза и стонущий выдох… Вдох-пауза-выдох, вдох-пауза-выдох…

Она вгляделась в лицо – оно было напряжено, прозрачно-белое, губа закушена. На лбу виднелись бисеринки пота.

Джинни присела на кровать и провела пальцами по лицу Гарри. Он в ответ лишь чуть громче застонал.

– Ничего, ничего, все будет хорошо, – прошептала она, непонятно кого уговаривая. – Ты скоро поправишься.

На глаза ее навернулись слезы.

Она просидела у постели Гарри до глубокого вечера, упрямо отказываясь от того, чтобы ее сменили Гермиона или Рон.

Снейп появлялся как по часам, чтобы влить новую порцию зелий в пациента.

Ему, наконец, удалось убедить Джинни, что в ее присутствии Гарри не нуждается, и отправить женщину спать.

Следующие два дня прошли точно так же, за исключением того, что дежурства у постели были равномерно распределены между Джинни, Гермионой, Роном и Снейпом.

Сириус засел на чердаке и не выходил оттуда даже поесть.

Вечером третьего дня Снейп вошел в комнату и протянул руку, чтобы проверить, нет ли у пациента жара. Он почувствовал, что его запястье перехватили ледяные пальцы.

– Как вы себя чувствуете, мистер… Поттер? – Голос профессора снова споткнулся на имени.

– Если произнесение этой фамилии доставляет вам душевные муки, можете называть меня просто Вэйн, я не возражаю. – Вэйн открыл глаза и облизал пересохшие губы.

– Почему не Гарри?

– Потому что я не чувствую себя Гарри. Я 15 лет был Вэйном и не вижу причин перестать быть им.

– Хорошо, как вы себя чувствуете, Вэйн? – Тон его не изменился.

– Еще жив, как видите. Мертвые, насколько мне известно, не разговаривают.

– Выпейте это.

– Что это?

– Заживляющее зелье.

– Заживляющее, значит. Что произошло и сколько я здесь уже лежу?

– Третий день. У вас были сломаны обе руки, несколько ребер, внутренние повреждения, множественные ушибы и шок. Переломы и повреждения нам удалось залечить, но вам придется еще какое-то время пробыть в постели, чтобы прийти в норму.

– Замечательненько. – Выражение лица Вэйна совершенно не соответствовало сказанному им.

– Меня поразила ваша реакция на магию. – Снейп вопросительно посмотрел на него.

– До недавнего времени о магии я читал лишь в детских книжках. Не дадите ли вы мне воды? – Голос Вэйна упал до почти неразличимого шепота.

– Что?

– Воды, – повторил он чуть громче. – Это, знаете ли, такая прозрачная бесцветная жидкость, не имеет цвета и запаха. Химическая формула Н2O. В твёрдом состоянии называется лёд или снег, а в газообразном…

– Я з н а ю, что такое вода.

Снейп взмахнул палочкой, и на столике появился стакан.

– Держите.

– Благодарю вас.

– Вы голодны?

– Нет.

– И все-таки вам необходимо что-нибудь съесть.

Вэйн пожал плечами. Снейп вышел из комнаты и через короткое время вернулся с подносом, на котором стояла тарелка и лежало несколько ломтей хлеба.

– Съешьте этот суп, пока он не остыл.

Он помог Вэйну сесть в кровати, поставил ему на колени поднос и застыл в стороне, наблюдая.

– В зоопарке сейчас по расписанию кормление? – неожиданно зло произнес Вэйн.

– Я просто хочу убедиться, что вы в порядке.

– Может быть, вы меня еще с ложечки покормите?

– Без малейшего труда, – невозмутимо ответил профессор, присаживаясь на постель.

Вэйн от возмущения приоткрыл рот, чтобы ответить на это, и тут в его рот ворвалась ложка с супом.

Глаза его потемнели и сузились. Воздух вокруг завибрировал. Снейп понял, что несчастная тарелка сейчас полетит ему в лицо.

– Пожалуйста, успокойтесь и ешьте. Я не посягну на вашу независимость.

С этими словами он поспешно вышел из комнаты.

Судя по звукам, за дверью комнаты явно начинался торнадо небольших размеров.

Посреди ночи профессор неожиданно проснулся. Он лежал какое-то время, прислушиваясь и гадая, что могло его разбудить. Наконец услышал какие-то звуки внизу. Он вышел из своей спальни и перегнулся через перила лестницы, пытаясь выяснить источник шорохов и шагов.

Его глазам предстал Вэйн с завязанными полотенцем глазами, очень медленно идущий вдоль стены и ощупывающий ее руками.

-Что, Мерлин вас задери, вы делаете? – рявкнул Снейп.

Вэйн повернулся на его голос и сдвинул повязку на лоб.

– Изучаю дом. Вы себе не представляете, сколько могут рассказать стены и предметы, когда смотришь на них руками, – абсолютно серьезно произнес он.

– Возвращайтесь в свою комнату, вы еле на ногах держитесь. – Снейп спустился с лестницы и подошел вплотную к Вэйну. Тот послушно развернулся.

Они вошли в спальню, и Вэйн, окончательно сняв полотенце с головы, улегся в постель.

Снейп только собрался погасить светильник, как пациент произнес:

– Оставьте свет.

– Почему?

Вэйн мгновение помедлил и сказал:

– Я боюсь темноты.

Брови профессора саркастически вздернулись.

– Герой магического мира боится темноты?

– А давайте я вас на несколько лет засуну в крошечную, ледяную коробку, в которой в с е г д а темно и в с е г д а тихо, так тихо, что даже звуки дыхания гасятся. И вам останется только полагаться на свои пальцы, чтобы выяснить, на каком свете вы находитесь. – Голос Вэйна стал хриплым, и Снейп поразился, какими пустыми стали его глаза.

Он схватил профессора за край мантии. Светильник у изголовья угрожающе замигал.

– Послушайте, я провел в такой камере не день, не два и даже не один месяц. Я не видел ни-че-го. Знаете, как забавно отыскивать миску с едой или водой, ползая по полу и шаря по нему руками? Знаете, как забавно бросаться к каждому мелькнувшему лучику света, чтобы выяснить – это была лишь галлюцинация. Вы теперь будете удивляться, что я не доверяю своим глазам и что я лучше воспринимаю мир на ощупь?

Потрясенный Снейп осторожно прикоснулся к плечу Вэйна. Того передернуло, но глаза постепенно сфокусировались на зельеваре.

– Может быть, вам добавить еще света?

– Спасибо, этого достаточно. – Вэйн отпустил его одежду и потер лоб.

Профессор достал из кармана пузырек.

– Выпейте.

Вэйн молча взял пузырек из рук Снейпа и выпил. Через некоторое время глаза его расслабленно закрылись.
Tags: ГП, Писанина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments